Как фобии стали частью политики?

Как фобии стали частью политики?

Как фобии стали частью политики и почему так случилось? Тема фобий сейчас активно затрагивается в политике. В частности, со стороны людей левых взглядов. И по причине актуальности решил написать об этом. Сейчас мы часто слышим о «гомофобии», «мигрантофобии» и других терминах, которые даже и не являюсь фобиями как таковыми и используются лишь как политический трюк.

Что такое фобия?

Как фобии стали частью политики?

Перед тем, как говорить о том, как фобии стали частью политики, затрону само понятие «фобия» — что это такое? Данный пункт будет связан скорее с медициной, нежели с политикой.

Фобия — иррациональный неконтролируемый страх или устойчивые проявления различных страхов. Есть способы лечения фобий. Самый распространённый из них это привыкание пациента к объекту его страха, «сближение» с ним. Например, если человек боится собаку, то ему даёт постепенно к ней привыкнуть. Сначала она в наморднике и поводке, потом без намордника и так далее. Есть и более быстрая терапия — имплозивная. Она подразумевает не постепенное «сближение», а «погружение» пациента в ситуацию максимально переносимого страха. Эта терапия быстрее, но менее приятная. Имплозивная терапия порой встречается в фильмах.

Есть 4 понятия, которые относятся к данной теме — страх, тревога, тревожность и фобия. Страх это реакция на угрозу. Тревога это волнение, которое не всегда негативное, например волнующее ожидание какого-либо события. Тревожность — страх становится частью человека. Фобия — навязчивый страх.

Есть целая группа психических расстройств, которые связаны с беспричинной тревогой или страхом. Она называется тревожным расстройством. Некоторые разновидности этого расстройства: специфические фобии, агорафобия (боязнь открытого пространства), паническое расстройство и другие. Подобные расстройства часто приводят к утрате трудоспособности, эмоциональному стрессу, финансовым потерям и иным проблемам.

Примеры фобий: никтофобия (боязнь темноты либо ночи), клаустрофобия (боязнь замкнутого пространства), аутофобия (боязнь одиночества), батеофобия (боязнь высоты), патофобия (боязнь болезней) и многие другие. Их огромное множество, вряд-ли я смогу перечислить все.

Фобии по мнению левых

Но, по мнению левых, люди боятся вовсе не темноты, высоты, ограниченного пространства, а мигрантов, геев и других. Изначально я подумал, что сам термин «Мигрантофобия» — лишь шутка. Это даже звучит несерьёзно. Но, как оказалось, это и подобные ему слова используются абсолютно серьёзно. Недавно даже наткнулся на «наркофобию». Надеюсь, что это лишь шутка.

Как фобии стали частью политики?

Но даже если и шутка, то не исключено, что когда-нибудь и это может стать вполне серьёзным термином в словарном запасе левых. Ибо сейчас вот даже придумали множество других терминов: «исламофобия», «трансофобия» и другие. Не удивлюсь, если когда-нибудь появятся «фобия терроризма», «фобия убийц», «фобия маньяков» или что-то похуже. Хотя куда уж хуже?

Как фобии стали частью политики?

У Виктора Лысова, статьи которого публикуются на анти-ЛГБТ сайте «Про ЛГБТ», есть статья «Является ли «гомофобия» фобией?». Она относится именно к больным гомосексуализмом, но вполне подойдёт и под других. Ключевые выводы из статьи:

Критическое отношение к гомосексуализму не соответствует диагностическим критериям фобии как психопатологического понятия. Не существует нозологического понятия «гомофобия», это термин политической риторики.
Использование термина «гомофобия» в научной деятельности для обозначения всего спектра критического отношения к однополой активности является некорректным. Использование термина «гомофобия» размывает грань между сознательным критическим отношением к гомосексуализму, основанном на мировоззренческих убеждениях, и формами проявления агрессии, смещая ассоциативное восприятие в сторону агрессии.
Исследователи отмечают, что использование термина «гомофобия» является репрессивной мерой, направленной против тех членов общества, которые не приемлют закрепление гомосексуального образа жизни в обществе, но при этом не испытывают ненависти или необоснованного страха перед гомосексуальными индивидами.
Помимо культурально-цивилизационных убеждений, в основе критического отношения к однополой активности, судя по всему, находится поведенческая иммунная система — биологическая реакция отвращения, выработавшаяся в процессе эволюции человека для обеспечения максимальной санитарной и репродуктивной эффективности.Виктор Лысов

Полностью с этим согласен. Противники ЛГБТ обычно просто с неприязнью относятся к гомосексуализму, критикуют это явление, либо просто говорят о том, что они против этого. Иронично, что больные гомосексуализмом стараются выставить нормальных людей больными.

Как фобии стали частью политики?

Как фобии стали частью политики?

Вместо каких-либо аргументов, левые обычно используют своё излюбленное оружие — полить противника грязью и ложью. И фобии стали частью их оружия. Они решили не спорить наравне, а лишь выставить противника ненормальным, в негативном свете. Это практикуется ими уже давно. Это либо утрирование, либо откровенная ложь. Называть кого-либо «гомофобом», «мигрантофобом» или иными словами — ложь, так как это вовсе не фобии.

Слово «гомофобия», как ни странно, продвинул еврей. Джордж Вайнберг. Именно он решил продвинуть бред о том, что это не гомосексуалисты больные, а те, кто против гомосексуализма. Также он был лидером в исключении гомосексуализма из DSM (диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам).

Не удивлён я и тому, что при использовании подобных терминов есть и двойные стандарты со стороны левых. Например, большинство из них не воспринимают русофобию, гетерофобию (термин, созданный в ответ на «гомофобию»), ксенофобию по отношению к белым и так далее.

Таким образом, сегодня фобии порой используются в политических дискуссиях и спорах даже чаще, нежели в медицине. По крайней мере, для меня именно так. Но используются данные слова не по назначению и порой действуют против самих же использующих. Кроме того, попытки обвинить кого-либо в страхе геев, мигрантов или иных групп очень нелепы. Особенно, когда использующие данные термины даже не могут чётко аргументировать свою позицию, в то время как эти самые «ксенофобы» выглядят гораздо умнее на их фоне.

Как фобии стали частью политики?