Белые в ЮАР готовы защищать себя с оружием в руках

Белые в ЮАР готовы защищать себя с оружием в руках

Белые в ЮАР готовы защищать себя с оружием в руках. Текст публикации не мой и был взят с сообщества Вконтакте «Расовая антропология».

Белые в ЮАР готовы защищать себя с оружием в руках

Страна, раздираемая расовым конфликтом — вот современная ЮАР. И как бы они ни пыжились, посетив Южную Африку, вы обязательно почувствуете снобизм белых, принципиально передвигающихся только на авто, и тихое презрение черных, создающих свои бесконечные расистские партии, запрещаемые из-за разжигания ненависти (здесь писал о самой радикальной).

Если скоренько накидать историю последних лет ЮАР, то получится примерно так:

Потомки белых колонизаторов (но не британцы), которые выделились в отдельную этническую группу — африканеры (в прошлом их называли бурами, сейчас буры это отдельный субэтнос, фермеры), долгое время управляли территорией и ограничивали в правах чернокожих. Расовые проблемы достигли своего пика в 1948 году, когда стартовала официальная политика расовой сегрегации — апартеид. ЮАР была сегрегирована вплоть до развала режима в 1994 году, когда к власти пришел Нельсон Мандела.

Однако следствием нищеты и пропасти между богатыми африканерами и бедными чернокожими стала нарастающая криминальная активность, пик которой пришелся на 1993 и 1994 годы. Преступность и неуверенность в собственной безопасности толкнули африканеров на создание своих «белых» организаций. Так в 2006 году сформировалось движение Suidlanders (в переводе с африкаанс — «южане») и за ним последовали уже более 130 000 человек. Именно они активно готовятся к боевым действиям в стране. Идеология Зюйдландцев базируется на вере в грядущие перемены, спровоцированные чернокожими жителями страны, которые сотрут большинство белых южноафриканцев с лица земли. Члены организации серьезно готовятся к геноциду и революции, в ходе которой они планируют обеспечить гражданскую оборону всему белому населению Южно-Африканской Республики. Большинство участников движения Suidlanders составляют буры. Они консервативны и религиозны.

Влияние на идеологию оказали предсказания Синера ван Ренсбурга — известного бурского пророка. Ходят легенды, что ван Ренсбург предсказал события Второй англо-бурской войны 1899–1902 годов и судьбу африканеров на годы вперед — падение режима апартеида в ЮАР, приход к власти Нельсона Манделы, а также гражданскую войну XXI века, к которой сейчас готовятся Зюйдландцы. Хотя черное правительство категорически отрицает подобные идеи и называет их параноиками.

Зюйдландцы — это фермеры, бизнесмены и жители пригородов, организованные в более чем 30 округов по всей стране. Их объединяет раса и искренняя вера в пророчество. Зюйдландцы планируют эвакуацию своих членов в сельские южноафриканские лагеря беженцев, которые они создадут. Хотя по некоторым данным у меня есть информация, что большинство других планируют эмиграцию членов своих семей в Австралию и Новую Зеландию перед войной, в которую они верят.

«Мой отец начал давать боевые уроки, когда мне было 7 лет. В 16 я пришла к нему и сказала, что мне снятся кошмары. «Но мы должны быть готовы», возразил мне отец,» — рассказывает Эльза, моя хорошая знакомая. Она дома держит катану и постоянно тренируется.

Что же, движение движением, но что происходит в среде обычных, городских африканеров? Я спрашивал всех своих знакомых африканеров о движении и о том, насколько это похоже на паранойю буров.

— Да, я знаю о данном движении, — говорит мне друг Шон, — В основном это буры, конечно. Потому что именно у них земля. У некоторых из них ты даже не представляешь насколько огромные площади. Как они их получили — вопрос. Тем не менее каждый готов защищать своё. Мы уже проходили концентрационные лагеря с англичанами и знаем наше слабое место. Поэтому сначала обезопасят женщин и детей. Остальные от этой страны ровного места не оставят. Они (ред. — чернокожие жители и правительство) это прекрасно знают. Они нас боятся. Достаточно забрать землю без компенсации у одного и начнется война, все ждут только сигнала. И мы, городские, тоже присоединимся, потому что это война будет расовой. Многие из нас были в армии и все мы владеем оружием прекрасно, пусть и не имеем его дома. Насколько это паранойя? — он задумался ненадолго, — Возможно так и есть. Но лучше перестраховаться, чем оказаться не готовым.
Размякнув в тихой и вялотекущей жизни жителя пригорода Йоханнесбурга, мне совершенно не верится, что каждый африканер думает о войне. Однако, я уверен, что каждый из них вполне допускает такую мысль, потому что каждый уверен, что отняв землю у одного, правительство спровоцирует их. А сейчас ситуацию можно назвать просто: «не буди лихо, пока оно тихо».