Последствия расового смешения для здоровья

Последствия расового смешения для здоровья

Последствия расового смешения для здоровья. Данная статья представляет из себя сжатый анализ, резюме и дополнение подробного исследования «Риски здоровья и поведения подростков расово-смешанного происхождения» (J. Richard Udry и др.), которое опубликовано в US National Library of Medicine National Institutes of Health. Текст взят из Telegram-канала «Annette Birkin Research-lab».

Последствия расового смешения для здоровья

Ссылка на перевод: https://t.me/annette_birkin_researchlab/21
В её содержании кратко раскрываются биологические первопричины возникновения проблем со здоровьем среди метисов. Использовано 38 научных источников.
Результат: расовое смешение имеет пагубные последствия для здоровья / поведения потомства, что является прежде всего биологически-, а не социально-обусловленным фактором.

Любительский перевод осуществлен специально для телеграм-канала Annette Birkin Research-lab. Некоторые выражения и словосочетания были упрощены для понимания. Все примечания в тексте добавлены переводчиком. Замечания принимаются в чате канала.

Содержание

Последствия расового смешения живых организмов для здоровья могут быть нейтральными, полезными или вредными. Этот вопрос трудно решить на людях, однако начали поступать данные случайных исследований на основе популяции, и здесь мы рассматриваем первый такой набор данных.

Данные, о которых идет речь, взяты из Национального лонгитюдного исследования здоровья подростков, проведенного Дж. Ричардом Удри (J. Richard Udry), в ходе которого была отобрана случайная, репрезентативная для всей страны школьная выборка американских подростков подростков с 7 по 12 классы в течении 1994-1995 годов. [1]

Бумажные анкеты были заполнены 83135 подростками; случайная подвыборка из этих лиц плюс некоторые лица из школьного реестра, которые не заполнили анкеты. В общей сложности 18924 подростка были опрошены дома. Данные представляются по выборке опросов на дому.

Расовая классификация основана на самостоятельном представлении данных; участникам было разрешено выбрать несколько расовых категорий для описания себя. В таблице 1 приведены характеристики участников. Участникам был задан вопрос о том, являются ли они испаноязычными/латиноамериканцами, однако это не считается расовой категорией. 86% тех, кто выбрал только «другую» расу, также называли себя испаноязычными, а 46% тех, кто считал себя испаноязычными, выбирали только «другую» расу. 72% лиц, считающих себя американскими индейцами, также выбрали другую расовую категорию, обычно белую.

Данные представлены в виде соотношений шансов и статистической значимости, оба из которых кратко объясняются в следующем абзаце, который осведомленные люди могут пропустить.

Отношение шансов (OR – odds ratios) — это количество раз, когда существует что-либо более преобладающее в одной группе, по сравнению с другой. Таким образом, OR = 2.0 означает двукратное увеличение распространенности, OR = 1.3 означает увеличение распространенности в 1.3 раза, OR = 1.0 означает отсутствие разницы, OR = 0.5 означает в два раза меньшую распространённость и так далее. Статистически значимая разница — это разница, которая, скорее всего, представляет собой подлинную разницу между сравниваемыми группами, нежели разницу, обусловленную только случайными факторами. Если вероятность того, что полученная разница обусловлена случайностью, составляет менее 5%, то эта разница обычно считается статистически значимой, что обозначается как p <0,05; аналогично, если вероятность того, что полученное различие является случайным, меньше 1%, то это обозначается как p <0,01. Все статистически значимые различия в Таблицах 2-4 (p < 0.05) помечены звездочкой. С другой стороны, из-за недостаточного размера выборки настоящие различия могут не достичь статистической значимости в исследовании, хотя тенденции к различиям могут быть очевидны.

Таблица 2 показывает, что люди смешанной расы имели повсеместно более высокую частоту проблем со здоровьем и поведением; конкретные решаемые проблемы со здоровьем оценивались с точки зрения того, возникали ли они часто или ежедневно в предыдущем месяце.

Учитывая общую картину в Таблице 2, ограничение размера выборки и тот факт, что эта выборка является случайной и репрезентативной, все значения в Таблице 2, которые явно превышают 1.00, но не являются статистически значимыми, могут рассматриваться как действительно отражающие повышенную вероятность проблем со здоровьем / поведением среди подростков смешанной расы, и это также относится к Таблице 3.

Возможно, неблагоприятные исходы варьируются в зависимости от расовых комбинаций. Для изучения этого вопроса в Таблице 3 проводится сравнение различных комбинаций смешанных рас с их монорасовыми аналогами по вопросам здоровья/поведения. Общая картина, показанная в Таблице 2, также прослеживается в Таблице 3, т.е. независимо от того, какие расы объединены, наблюдается общий рост проблем со здоровьем / поведением среди подростков смешанных рас.

Давайте рассмотрим одну ошибку при интерпретации данных в Таблицах 2 и 3. Обычно наблюдается, что непропорционально большое количество белых женщин, которые оказываются с черными мужчинами, страдают ожирением. У полных женщин, как правило, повышен уровень тестостерона. [2. 3] Некоторая часть тестостерона превращается в дигидротестостерон (ДГТ), который усиливает действие тестостерона на определенные цели. [4] DHT также является одним из виновников возникновения прыщей.[5] Следовательно, более высокая частота, скажем, акне у смешанных черных/белых потомков с белой матерью может просто отражать наследование генетики повышенных андрогенов от белой матери, страдающей ожирением, нежели как эффект смешения рас.

Вышеупомянутый пункт необходимо рассматривать в более общем сценарии. Когда расы, населяющие один и тот же географический регион, различаются по статусу, как в современных западных обществах, представители расы с высоким статусом, вступающие в брак с представителями расы с более низким статусом, как правило, имеют низкий статус в своей группе. Конечно, есть много примеров обратного: Кармен Электра (в основном белая) с Деннисом Родманом (черный), Хайди Клум (белая) с Силом (черный) и Дэвид Боуи (белый) с Иман (Сомали) и другие. Однако вышеупомянутая тенденция очевидна, что повышает вероятность того, что отрицательная корреляция смешения рас в значительной степени может быть связана с болезненностью одного или обоих родителей, а не с пагубными последствиями смешения рас. Эта потенциальная путаница может быть устранена путем статистического контроля демографических показателей.

Авторы контролировали возраст, пол, вербальный IQ, средний балл, структуру семьи (проживание с одним или обоими родителями) и семейное образование; образование может выступать в качестве показателя социально-экономического статуса, и, учитывая обратную зависимость между социально-экономическим статусом и полнотой белых женщин [6], образование также может выступать в качестве косвенного показателя полноты у белых матерей подростков смешанной расы. Учет всех этих факторов не изменил общую картину, представленную в Таблицах 2 и 3; некоторые статистически значимые коэффициенты шансов утратили статистическую значимость, но значения, превышающие 1.00, все еще можно считать значимыми по причинам, указанным выше, и было очень мало случаев, когда отношение шансов больше 1.00 уменьшалось до менее чем 1.00. Таким образом, можно сделать вывод, что негативные последствия смешения рас для здоровья / поведения связаны с самим смешением рас, а не с контролируемыми показателями.

Авторы упоминают, что наиболее распространенное объяснение их обнаружению, о котором также сообщали другие, использовавшие неслучайные выборки, заключается в том, что всему виной является стресс, связанный с конфликтом идентичности или борьбой с формированием идентичности. Однако, они также отмечают, что нет никаких доказательств в этом направлении. [1] Действительно, трудно поверить, что борьба с формированием идентичности ответственна за повсеместный рост проблем со здоровьем / поведением у подростков смешанной расы. Как борьба с формированием идентичности приводит к увеличению числа кожных проблем?

Повсеместный рост проблем со здоровьем следует оценивать в свете базовой архитектуры физиологического контроля, в которой мозг и вегетативная нервная система (ВНС) особенно важны. Как видно из рисунка ниже, ВНС участвует в вегетативной (непроизвольной; автоматической) регуляции органов, и его аномалии легко могут отставать от данных Удри.

Патологии ВНС связаны с поведенческими проблемами, такими как чрезмерная агрессия, [7-11] атопия (группа заболеваний, таких как астма, кожные проблемы, как экзема и псориаз, аллергия, насморк, синусит, мигрень), [12-16] головные боли [17-22] и различные проблемы со здоровьем (см. любой учебник медицинской физиологии). Кроме того, повреждение некоторых участков мозга у крыс увеличивает вероятность зависимости от кокаина или стимуляторов [23, 24], и нечто подобное, несомненно, применимо и к людям. Кроме того, ряд аномалий головного мозга характерен как для депрессии, так и для наркотической зависимости [25], а употребление психоактивных веществ более распространено среди психически больных людей. [26] Кроме того, повреждение некоторых участков мозга у крыс повышает вероятность кокаиновой или стимуляторной зависимости [23, 24], и нечто подобное, несомненно, относится и к человеку. Кроме того, ряд патологий мозга характерен как для депрессии, так и для наркотической зависимости, [25], а употребление психоактивных веществ более распространено среди психически больных людей. [26]

Поэтому в той мере, в какой смешивание рас может повысить вероятность неоптимальных структур генетической корреляции, можно ожидать, что оно отрицательно повлияет на физиологический контроль на уровне организма, что вполне могут объяснить данные Udry.

Кроме того, поскольку часть ВНС имеет дело со стрессовыми факторами, хронические социальные стрессовые факторы сами по себе могут вызывать ряд проблем со здоровьем. В связи с этим данные Таблицы 2 и 3 не меняются в зависимости от того, проживает ли подросток с одним или двумя родителями, или в зависимости от семейного образования, которое может выступать в качестве косвенного показателя социально-экономического статуса. Травля/остракизм ввиду расово-смешанного происхождения также требует рассмотрения, однако нельзя утверждать, что в течение период детства обследованных американцев значительное число детей смешанной расы подвергались бы остракизму / дискриминации ввиду того, что они расово-смешанные, тем более что некоторые из них выросли в крупных мегаполисах, которые, как известно, являются более разнообразными и толерантными. Более того, общее предпочтение в афроамериканском сообществе отдается афроамериканцам со светлой кожей, [27, 28] и афроамериканцы с более светлой кожей, как правило, также имеют более высокий IQ, чем их темные сомплеменники (Таблица 4, [29]), что должно снизить академический стресс. Другими словами, лица, происходящие от смешения черных с белыми, которые обычно воспринимаются и воспитываются как афроамериканцы, не обязательно не обязательно находятся в худшем положении по сравнению с их более темными соплеменниками в отношении того, что они подвергаются остракизму / маргинализации. Кроме того, учитывая, что белые предпочитают европейские черты лица [в оригинале Caucasian — прим.] и до такой степени, что американцы азиатского происхождения завидуют некоторым чертам лица белых, тогда особи, происходящие от смешения азиатов и белых, менее подвержены травле за их черты лица, нежели менее смешанные азиаты-американцы. И опять же, нет никаких доказательств того, будто борьба с формированием идентичности объясняет данные Удри. Кроме того, типичный подросток смешанной расы с белым родителем не должен сомневаться в том, белый ли он ; он не был бы похож на белого человека. Далее, данные, приведенные в Таблицах 2 и 3, не меняются в зависимости от возраста, что имеет значение, поскольку лица смешанной расы должны были решить свою расовую идентичность к позднему подростковому возрасту.

С другой стороны, в литературе о животных есть несколько примеров, когда в результате спаривания более генетически далеких особей в рамках одного вида/различных рас потомство в среднем оказывается менее здоровым, чем родители, [30-37] и в этом нельзя винить борьбу с формированием идентичности. Существуют также примеры силы гибридов [в оригинале «hybrid vigor» – прим], но в данных Удри нет ничего, что было бы близко к гибридной силе.

Следует также учитывать тот факт, что структуры генетической корреляции, проявляющиеся в виде различных рас, настолько различны, что когда к компьютеру обратились с просьбой классифицировать данные ДНК (326 микросателлитных  маркеров) от 3636 лиц, идентифицирующих себя как белые, восточные азиаты, афроамериканцы или латиноамериканцы, на кластеры, не уточняя, из какого образца ДНК была взята расовая группа, компьютер сгруппировал данные ДНК в четыре группы, классифицировав всех, кроме 5 лиц, в правильную самоидентифицируемую расовую группу. [38]

Следовательно, скупое объяснение повсеместно отрицательных коррелятов для здоровья от расового смешения в данных Удри состоит в том, что смешение рас с участием кардинально отличающихся рас, таких как человеческие расы, увеличивает вероятность возникновения пагубных последствий за счет увеличения вероятности неоптимальных структур генетической корреляции.

Данные Удри совместимы с той вероятностью, что расовое смешение улучшит одну или более родительских черт у некоторых потомков смешанных рас, которые могут быть лучше, чем оба родителя по нескольким пунктам, при условии, что бо’льшее количество расово-смешанных потомков в целом хуже, чем оба родителя. Первая возможность, безусловно, не является невозможной, учитывая, что огромное расовое и видовое разнообразие  подразумевает, что природа не исключает одинаково хорошо функционирующих/более эффективно функционирующих новых структур генетической корреляции, которые могут быть вызваны смешиванием рас, хотя шансы на улучшение, как правило, невелики, если речь идет о более отдаленных расах.

Кроме того, те, которые идентифицируются как расово-смешанные в данном исследовании, обычно имеют большую генетическую примесь, чем те, кто идентифицируется как монорасовый. Из Таблицы 2 видно, что лица, относящиеся к смешанной расе, имеют худшее здоровье, нежели даже популяции, которые, как известно, характеризуются высокой концентрацией примесей (черные американцы, коренные американцы, латиноамериканцы). Это можно было бы объяснить, если предположить, что гибриды первого поколения, имеющие наихудшие проблемы со здоровьем/поведением, в непропорциональной степени будут менее успешны в репродукции, то есть, более здоровое смешанное потомство могло бы в течение нескольких поколений создать популяцию смешанных рас, которая в среднем была бы более здоровой по сравнению с гибридами первого поколения. Однако, для того, чтобы эта популяция смешанных рас приблизилась к общему здоровью первоначальных монорасовых популяций или превзошла его, потребовалось бы много поколений [естественного] выкорчевывания нездоровых и перехода к новой популяционно-типичной структуре генетической корреляции, которая соответствовала бы хорошему здоровью .

В заключение скажу, что со стороны любой научной организации безответственно притворяться, будто смешение рас не имеет неблагоприятных последствий для здоровья, и очевидно неуместно изображать смешение рас как желаемое или благотворное.

Дополнительный материал:

В таблице 4 подростки смешанной расы сравниваются с их монорасовыми сверстниками по нескольким параметрам. Категории GPA (средний балл) и PVT (picture vocabulary test) показывают процент людей в 75-м процентиле от всей выборки.

Некоторые из ответов касаемо самоопределения расы различались между анализом в школе и на дому (16% от всей выборки). Более 90% респондентов, идентифицирующих себя в школе как только белые, только черные или только азиаты, считают себя представителями той же расы дома; изменения включали добавление / замену расы [категорией – прим.] «другое». Лишь немногим менее половины респондентов, выбравших несколько рас в школе, выбрали те же самые категории в домашнем интервью, и в той же степени, те, кто идентифицирует себя как мультирасовый в школе, идентифицировали себя монорасовыми дома. Так, учитывая картину в Таблице 2, эти индивидуумы, скорее всего, дают монорасовым индивидам выглядеть хуже. 34% тех, кто идентифицирует себя как только американских индейцев в школе, идентифицировали себя как только белых дома, и 77% из тех, кто идентифицировал себя как белых / американских индейцев в школе, идентифицировали себя как только белых дома, но американские индейцы составляли лишь незначительный процент отобранной в ходе исследования выборки. Непоследовательные ответы среди подростков смешанной расы могли быть результатом контекста (школа или дом), техники оценки (бумажная или интервью), двусмысленности вопроса о расе или отсутствия полностью разработанного понятия расы на момент проведения оценки. [1] 

Источники

  1. Udry JR, Li RM, Hendrickson-Smith J: Health and behavior risks of adolescents with mixed-race identity. Am J Public Health 2003, 93:1865-1870.
  2. Garaulet M, Perex-Llamas F, Fuente T, Zamora S, Tebar FJ: Anthropometric, computed tomography and fat cell data in an obese population: relationship with insulin, leptin, tumor necrosis factor-alpha, sex hormone-binding globulin and sex hormones. Eur J Endocrinol 2000, 143:657-666.
  3. Sowers M, Beebe J, McConnell D, Randolph J, Jannausch M: Testosterone concentrations in women aged 25-50 years: associations with lifestyle, body composition, and ovarian status. Am J Epidemiol 2001, 153:256-264.
  4. Dadras SS, Cai X, Abasolo I, Wang Z: Inhibition of 5alpha-reductase in rat prostate reveals differential regulation of androgen-response gene expression by testosterone and dihydrotestosterone. Gene Expr 2001, 9:183-194.
  5. Thiboutot D: Acne: hormonal concepts and therapy. Clin Dermatol 2004, 22:419-428.
  6. Stunkard AJ: Socioeconomic status and obesity. Ciba Found Symp 1996, 201:174-182; discussion 182-177, 188-193.
  7. McBurnett K, Lahey BB, Rathouz PJ, Loeber R: Low salivary cortisol and persistent aggression in boys referred for disruptive behavior. Arch Gen Psychiatry 2000, 57:38-43.
  8. van Goozen SH, Matthys W, Cohen-Kettenis PT, Thijssen JH, van Engeland H: Adrenal androgens and aggression in conduct disorder prepubertal boys and normal controls. Biol Psychiatry 1998, 43:156-158.
  9. van Goozen SH, Matthys W, Cohen-Kettenis PT, Buitelaar JK, van Engeland H: Hypothalamic-pituitary-adrenal axis and autonomic nervous system activity in disruptive children and matched controls. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry 2000, 39:1438-1445.
  10. van Goozen SH, van den Ban E, Matthys W, Cohen-Kettenis PT, Thijssen JH, van Engeland H: Increased adrenal androgen functioning in children with oppositional defiant disorder: a comparison with psychiatric and normal controls. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry 2000, 39:1446-1451.
  11. van Goozen SH, Matthys W, Cohen-Kettenis PT, Gispen-de Wied C, Wiegant VM, van Engeland H: Salivary cortisol and cardiovascular activity during stress in oppositional-defiant disorder boys and normal controls. Biol Psychiatry 1998, 43:531-539.
  12. Darsow U, Ring J: Neuroimmune interactions in the skin. Curr Opin Allergy Clin Immunol 2001, 1:435-439.
  13. Harrison LC, Callaghan J, Venter JC, Fraser CM, Kaliner ML: Atopy, autonomic function and beta-adrenergic receptor autoantibodies. Ciba Found Symp 1982:248-262.
  14. Moretti M, Varga G: [Psychosomatic dermatologic symptoms]. Orv Hetil 2000, 141:169-172.
  15. Nabarro G, van Sandwijk FJ, van Vloten WA: [Constitutional eczema in the light of the biopsychosocial illness model]. Ned Tijdschr Geneeskd 1994, 138:231-234.
  16. Nelson HS: What is atopy? Sidestepping semantics. Postgrad Med 1984, 76:118-120, 123-119.
  17. Edvinsson L: Aspects on the pathophysiology of migraine and cluster headache. Pharmacol Toxicol 2001, 89:65-73.
  18. Harle DE, Evans BJ: The optometric correlates of migraine. Ophthalmic Physiol Opt 2004, 24:369-383.
  19. May A: [Headache attacks with ipsilateral autonomic symptoms]. Schmerz 2004, 18:370-377.
  20. Ostertag D, Strittmatter M, Schimrigk K: [Autonomic dysfunction in migraine und tension-type headache—pilot study]. Schmerz 1998, 12:25-29.
  21. Sanchez del Rio M, Reuter U: Pathophysiology of headache. Curr Neurol Neurosci Rep 2003, 3:109-114.
  22. Shechter A, Stewart WF, Silberstein SD, Lipton RB: Migraine and autonomic nervous system function: a population-based, case-control study. Neurology 2002, 58:422-427.
  23. Deminiere JM, Piazza PV, Le Moal M, Simon H: Experimental approach to individual vulnerability to psychostimulant addiction. Neurosci Biobehav Rev 1989, 13:141-147.
  24. Schenk S, Horger BA, Peltier R, Shelton K: Supersensitivity to the reinforcing effects of cocaine following 6-hydroxydopamine lesions to the medial prefrontal cortex in rats. Brain Res 1991, 543:227-235.
  25. Markou A, Kosten TR, Koob GF: Neurobiological similarities in depression and drug dependence: a self-medication hypothesis. Neuropsychopharmacology 1998, 18:135-174.
  26. Regier DA, Farmer ME, Rae DS, Locke BZ, Keith SJ, Judd LL, Goodwin FK: Comorbidity of mental disorders with alcohol and other drug abuse. Results from the Epidemiologic Catchment Area (ECA) Study. Jama 1990, 264:2511-2518.
  27. Bond S, Cash TF: Black beauty: Skin color and body images among African-American college women. J Appl Soc Psychol 1992, 22:874-888.
  28. Hall RE: Bias among African-Americans regarding skin color: implications for social work practice. Res Soc Work Practice 1992, 2:479-486.
  29. Rushton JP, Jensen AR: Thirty years of research on race differences in cognitive ability. Psychol Public Policy Law 2005, 11:235-294.
  30. Aspi J: Inbreeding and outbreeding depression in male courtship song characters in Drosophila montana. Heredity 2000, 84 (Pt 3):273-282.
  31. Edmands S, Feaman HV, Harrison JS, Timmerman CC: Genetic consequences of many generations of hybridization between divergent copepod populations. J Hered 2005, 96:114-123.
  32. Garnier-Gere PH, Naciri-Graven Y, Bougrier S, Magoulas A, Heral M, Kotoulas G, Hawkins A, Gerard A: Influences of triploidy, parentage and genetic diversity on growth of the Pacific oyster Crassostrea gigas reared in contrasting natural environments. Mol Ecol 2002, 11:1499-1514.
  33. Miller LM, Close T, Kapuscinski AR: Lower fitness of hatchery and hybrid rainbow trout compared to naturalized populations in Lake Superior tributaries. Mol Ecol 2004, 13:3379-3388.
  34. Neff BD: Stabilizing selection on genomic divergence in a wild fish population. Proc Natl Acad Sci U S A 2004, 101:2381-2385.
  35. Peer K, Taborsky M: Outbreeding depression, but no inbreeding depression in haplodiploid Ambrosia beetles with regular sibling mating. Evolution Int J Org Evolution 2005, 59:317-323.
  36. Thornhill R, Moller AP: Developmental stability, disease and medicine. Biol Rev Camb Philos Soc 1997, 72:497-548.
  37. Livshits G, Kobyliansky E: Lerner’s concept of developmental homeostasis and the problem of heterozygosity level in natural populations. Heredity 1985, 55 (Pt 3):341-353.
  38. Tang H, Quertermous T, Rodriguez B, Kardia SLR, Zhu X, Brown A, Pankow JS, Province MA, Hunt SC, Boerwinkle E, et al: Genetic structure, self-identified race/ethnicity, and confounding in case-control association studies. Am J Hum Genet 2005, 76:268-275.